• Жизнь / 75 лет с начала ВОВ | 25-05-2015 | Просмотров: 516 |
    Детство, опаленное войной
    Детство, опаленное войной
    Война не знает возраста. Перед ее уничтожающей силой равны и стар, и млад. Но насколько трагично детство, лишенное радости и смеха, наполненное страданиями, голодом, смертями родных людей. 
    У детей войны разные судьбы, но всех их объединяет общая трагедия. Не в срок повзрослевшие, они научились противостоять смерти в неимоверно тяжелых жизненных условиях.  
    Свою собеседницу, Таисию Петровну Ходак, я знаю с детства. Светлый, мудрый, общительный человек. «Отличник просвещения СССР», «Выдатнік асветы БССР», более четырех десятилетий трудилась она на ниве народного образования, воспитала не одно подрастающее поколение свислочан. В памяти Таисии Петровны навсегда сохранились рассказы матери о жизни в годы немецкой оккупации, многие моменты она помнит сама.

    ПРЕРВАННОЕ 
    ДЕТСТВО 
    Родилась Таисия Петровна в небольшом красивом поселке Тополь, расположенном на берегу полноводной Березины. Когда началась война, девочке исполнилось пять лет. Детство прервалось в июле 1941-го года, когда Березинский район был оккупирован немецко-фашистскими захватчиками. Отец, Петр Васильевич Воробьев, работавший заведующим начальной школы, был мобилизован в армию еще в 1939-м. 
    На руках у матери остались двое малолетних детей. Никто из топольчан не предполагал, что немцы нагрянут в поселок в считанные дни после объявления войны. Однако предусмотрительные жители заранее вырыли возле домов земляные укрытия – блиндажи.
    В начале войны под натиском врага советские войска массово отступали. Рядом с Тополем находился мост – место переправы через Березину. Стремясь отрезать путь к отступлению, фашисты открыли огонь. Завязался кровопролитный бой. Под градом картечи взрослые и дети укрылись в вырытом дедушкой блиндаже. В память пятилетнего ребенка врезался страшный эпизод, когда перед сидящими вдоль земляных стен испуганными людьми упала граната. Через несколько секунд, показавшихся целой вечностью, она взорвалась. Два человека погибли, дедушка и еще несколько мужчин получили осколочные ранения, одному оторвало ноги. Все бросились из блиндажа наружу. Мамины братья и сестра по-пластунски поползли в перелесок неподалеку. Внезапно из-за пригорка появились немецкие мотоциклы с пулеметами. Пустив пулеметную очередь по приникшим к земле людям, гитлеровцы, чтобы убедиться в их смерти, сделали еще несколько автоматных очередей в голову… В живых осталась только женщина, успевшая в последний момент спрятаться под деревянный мостик через протекающий рядом ручей.
    Поселок горел. Укрывающиеся в блиндажах топольчане наблюдали за языками пламени и клубами черного дыма, поднимающимися к небу… Запах гари не давал дышать. Мама прижала руками Таисию и младшего братика к земле, чтобы малышей не задели свистевшие над головами пули. К вечеру бой утих. Жители поселка бродили среди родных пепелищ… Уцелел только один дом. Маме кто-то сказал, что видел среди отступавших бойцов Петра Васильевича. В отчаянии женщина вместе с детьми долго искала мужа на берегу реки среди груд трупов погибших солдат… Как выяснилось позже, отец действительно находился в составе отступавших подразделений Минского гарнизона. Он успел переправиться на противоположный берег реки. Родных не искал, боялся подвергнуть их опасности. 
    Заполонившие поселок гитлеровцы согнали всех жителей в единственный уцелевший от огня дом. В мучительном ожидании стояли люди, задыхаясь от тесноты и духоты, дети плакали. Старики говорили: «Сожгут…» Мать подошла к одному из охранявших их немцев и знаками показала, что ее малолетние дети очень хотят пить. Охранник разрешил им выйти. Через некоторое время отпустили и остальных жителей поселка. 

    «БЛИНДАЖНАЯ» 
    ЖИЗНЬ
    Летом пристанищем топольчан были вырытые блиндажи. А осенью, когда начинались затяжные дожди и наступали холода, люди «уходили в беженцы» в соседнюю уцелевшую от огня деревню. Страшно голодали. Спасение искали в лесу: собирали ягоды, грибы, съедобные коренья. 
    Поселок Тополь, как и ряд других населенных пунктов, окруженных лесами Березинского заповедника, находился в партизанской зоне. Лесная глушь служила надежным убежищем для жителей во время бомбежек и фашистских облав. Затихала канонада, и люди возвращались в свои дома-блиндажи…
    Детство, опаленное войнойВ местной школе – большом деревянном здании на берегу реки – располагалась немецкая комендатура. На дворовой территории построили вышку, где постоянно дежурили часовые, просматривавшие местность. Младший мамин брат Михаил тайком от немцев бегал на Березину удить рыбу, спрятавшись в прибрежной лозе. Однажды подросток был замечен гитлеровцами и убит выстрелом в голову. 
    Неимоверный ужас наводили на людей эсэсовцы в черных формах, зверски расправлявшиеся с людьми. В соседнем поселке Красная Горка они расстреливали военнопленных.
    Женщин и девушек угоняли в Германию. Группы формировали в Тополе. Однажды в такую колонну попала и мама. Бабушка где-то раздобыла десяток яиц, взяла за руки малолетних детей и подошла к охраннику с просьбой отпустить дочь. Немецкий солдат, глядя на ослабевших и измученных малышей, вывел молодую женщину из колонны.
    ДОЛГОЖДАННОЕ 
    ОСВОБОЖДЕНИЕ
    В начале лета 1944-го по поселку пронесся слух, что наши войска перешли в контрнаступление. На территории Березинского района велись ожесточенные бои. От взрывов бомб и снарядов, грохота орудий, зловещего скрежета гусениц танков дрожала земля. Все топольчане трое суток стояли возле понтонного моста, встречая советских солдат-освободителей. По реке плыло много почерневших немецких трупов… 
    Гитлеровцы спешно ретировались из поселка, «заметали» следы, сжигая дома, добивая военнопленных. Жители, опасаясь зверств фашистов, убежали в глухую деревню и спрятались в блиндажах. Во время одного из ожесточенных боев в дверь блиндажа постучали. Все застыли, опасаясь, что вернулись немцы. Но на пороге стояли красноармейцы… 

    ПОСЛЕ ОККУПАЦИИ
    В неимоверно тяжелых условиях пришлось налаживать жизнь в выгоревшем, опустевшем поселке. Оставшиеся в живых люди (старики, женщины, подростки) все вместе строили деревянные срубы. В новых «домах» были земляные полы, крыши делали из соломы. Горели лучины.
    От голода опухали ноги. Вскоре тяжело заболел и умер младший братик.
    Не хватало одежды и обуви. Дед плел из лыка и веревочек из конопли лапти. 
    В 1944 году Таисия впервые пошла в школу. Бывшую поселковую школу, где размещалась во время оккупации комендатура, немцы сожгли, и детей разных возрастов собрали в доме соседней деревни. Парты сколотили из досок, а вот сиденье каждый ученик приносил с собой. Вместо чернил был свекольный сок, тетрадями служили обрывки газет, самодельные блокнотики, старые книжки (в которых писали между строк). Учились дети в три смены.
    Первой школьной формой Таисии был немецкий френч, на ногах – трофейные ботинки. Она любила ходить в школу. Свою первую учительницу, Анну Ивановну, Таисия Петровна запомнила на всю жизнь. Девочка быстро осваивала азы знаний, несмотря на то, что на всех учеников был один букварь. Но вскоре в классе появился и второй учебник – мама привезла от дедушки, учительствовавшего на Шкловщине, ценный подарок: старый букварь и полкусочка настоящего мыла. 

    ОТЕЦ
    1945-й год. Великая Победа советского народа над фашистской Германией. Возвращались домой оставшиеся в живых отцы и братья. Таисия знала, что отец жив. Во время боевых действий не единожды был ранен, получил контузию. За годы войны девочка забыла родного человека, поэтому очень боялась, что, когда отец вернется, она его не узнает. Мама дала фотокарточку, и Таисия каждый день ее рассматривала.
    В школе установилась традиция: когда возвращался с фронта чей-то отец, учительница отпускала с уроков всех детей его встречать. 
    Каждый день девочка ждала своего отца. Однажды во время уроков она услышала долгожданное: «Где тут наша Воробьева?» Таисия стремглав бросилась домой. Глаза застилали слезы радости. Навстречу ей поднялся высокий военный…
    Отец купил дочери первые две тетрадки и ботинки по размеру. Для девочки это было настоящее счастье.
    За мужество и отвагу, проявленные в боях, Петр Васильевич Воробьев был награжден орденом Красной Звезды и многочисленными медалями. После войны он долгое время продолжал работать учителем, был избран секретарем партийной организации колхоза.

    В ПАМЯТЬ 
    О ПАВШИХ, 
    ВО ИМЯ ЖИВЫХ
    Работая в школе, Таисия Петровна активно занималась гражданско-патриотическим воспитанием молодежи. Она старалась донести ученикам всю правду о войне. Была организатором многочисленных встреч с ветеранами. На своих уроках педагог стремилась привить школьникам любовь к Отечеству, уважение к труду, чувство справедливости, готовность к защите Родины. Участвовала в оформлении Музея боевой славы в СШ № 1 им. К. Калиновского. 
    – Но самое главное, – считает Таисия Петровна, – память о подвиге советского солдата продолжает жить в сердцах моих детей и внуков.

    Екатерина Дудко.



    Добавление комментария
    ВНИМАНИЕ: КОНКУРС

    ПРОЕКТЫ

    МЫ В СОЦСЕТЯХ
    НАС ЧИТАЮТ
    Flag Counter
    CurrencyRate24
    Частные объявления

    НАША РЕКЛАМА

    500 лет белорусскому книгопечатанию

    2017 - Год науки На Свислоччине

    Местное управление и самоуправление

    Календарь событий 2017 Календарь событий Свислоччины

    Год культуры Год культуры

    Хроника значимых событий

    Наши победы

    Итоги социально-экономического развития

    Велодвижение

    Туристическая привлекательность Гродненщины

    Безвизовый въезд

    Парка активного отдыха Коробчицкий Олимп

    Августовский канал приглашает

    ЭТО СТОИТ ПОСМОТРЕТЬ
    Праздники Беларуси
    ССЫЛКИ