banner
Экипаж из «бетонного самолета»
10:50 03 Июля’19
213
По инициативе Федерации профсоюзов Беларуси у подножия Кургана Славы появится новый экспонат военной техники – штурмовик «Ил-2», который станет своеобразным подарком к 50-летию одного из главных символов Великой Победы и 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. 



С советским штурмовиком связано много исторических событий, касающихся военных действий Великой Отечественной войны. Запомнился «бетонный самолет», «чума», «черная смерть» (как только не называли штурмовик пилоты-истребители и солдаты вермахта) и жителям Свислоччины – свидетелям той кровопролитной войны, по инициативе которых на месте падения штурмовика «Ил-2» в 2015 году в Гринках был установлен памятный знак погибшему экипажу самолета. О его героическом подвиге напоминает надпись на валуне: «На этом месте 16 июля 1944 года героически погиб экипаж самолета «Ил-2» 136-го штурмового авиационного полка 199-й штурмовой авиационной дивизии 16 ВА летчик мл. л-т Фетисенко Д. С. и стрелок-радист ефр. Плыгун Н. П. Вечная слава героям!»

ЖИЛ ВОСПОМИНАНИЯМИ


На протяжении многих лет свислочанина Владимира Алексеевича Курбата как человека военного не оставляли в покое события 1944 года, которые происходили на окраине деревни Гринки. В годы Великой Отечественной войны, когда фашисты отступали из Свислочи и района, многие жители уходили из города в лес и близлежащие деревни. Такая участь постигла и десятилетнего подростка Володю. Он вместе с родственниками ушел из города в Беловежскую пущу. В один из июльских дней было довольно неспокойно: на небе и на земле велись ожесточенные бои с отступающими немецкими войсками. Как стало известно позже, это было 16 июля 1944 года. После полудня Володя услышал рев штурмовика, спустя секунды в небе уже вспыхивали снаряды. 

Очевидцы рассказывали, что во время выполнения боевого задания по одному из штурмовиков «Ил-2» открыли огонь немецкие зенитчики. Они обстреливали советских летчиков из разных населенных пунктов. Для уничтожения батареи противника был направлен один из самолетов группы штурмовиков, летящей вдоль линии фронта. В ходе боя самолет был сбит немецкой зенитной батареей, находившейся в деревне Гринки. Штурмовик загорелся в воздухе, а затем при падении развалился на две половины и рухнул в северной части деревни. 

По рассказам свидетелей, жителей деревни, в кабине сбитого самолета находился неживой обгоревший пилот. Стрелок-радист самолета при падении был ранен и схвачен немцами. Фашисты зверски издевались над молодым стрелком-радистом. Фамилии, имена погибших героев, точное место их захоронения десятки лет для жителей нашего района оставались неизвестными. Рев падающего самолета, яркие вспышки снарядов в небе ни дня не давали покоя и Владимиру Алексеевичу. Этот случай засел в его памяти, словно заноза.

ТАК НАЧИНАЛИСЬ ПОИСКИ


Изначально Владимир Алексеевич пытался узнать что-либо самостоятельно. А однажды за помощью он обратился в редакцию. И мы, снарядившись диктофоном и фотокамерой, под четким руководством Владимира Курбата совместно с бывшим военным комиссаром Виктором Солдатовым отправились на поиски свидетелей в Гринки и близлежащие населенные пункты. Прочесали не один километр леса в надежде найти хоть маломальские следы военных действий того рокового дня, повстречались и побеседовали с очевидцами тех событий. Так появились первые результаты. Были собраны воспоминания свидетелей, которые и сегодня хранятся на магнитофонной ленте. Но, к сожалению, как фамилии, так и имена погибших пилота и стрелка-радиста оставались неизвестными.

Ольга Ивановна ДЕНИСИК:

– Мне дедушка рассказывал, как немцы издевались над летчиком. Вырвали ему язык, пальцы на руках и на ногах отрезали. Когда немцы ушли, местные ребята летчика в поле возле куста лозы похоронили. Еще и крест на могилке сделали. Мы часто детьми туда бегали.

 Федор Иванович ПАЦКЕВИЧ:

– Когда немцы увидели советского летчика, закричали: «Русиш капут, русиш капут!»  Как только над ним, бедным, не издевались. Знаю, что сначала наши сельчане его в поле похоронили, а позже с останками товарища в братскую могилу в Большие Гринки перенесли.

 Фома Иосифович ВОРОБЕЙ:

– Да, был сбит самолет. Один летчик с парашютом успел из штурмовика выскочить, а другой заживо сгорел. Так первого немцы схватили и издевались всячески над ним. Похоронили его местные жители в поле, где рожь росла. Когда к колхозу земли перешли, останки летчика были перезахоронены. А от сгоревшего пилота, который находился в рухнувшем на землю самолете, остались одни только кости. Их люди собрали и тоже захоронили.

Вера Михайловна ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ:

Тут только крылья лежали, а сам самолет упал на огороды. Как происходило крушение штурмовика, я не видела, мы в то время в лесу находились. Знаю из рассказов сельчан, что летчик с парашютом выпал на поле в рожь. С горы так и катился к сараям, а там немцы размещались, вот и схватили его. Я помню, когда пришла из леса, мы бегали с местными ребятами посмотреть на летчика. Лежал весь изувеченный, а ветер его черные кучерявые волосы трепал. Потом его на поляночке мужчины из села похоронили. А от другого летчика только обгоревшие руки в перчатках нашли. Спустя время их останки перезахоронили в братскую могилу в Гринках.

ВСЕ БЛИЖЕ К ЦЕЛИ


Владимир Алексеевич не переставал надеяться на чудо и обратился за помощью в органы местной власти. Постоянно поддерживал связь с руководством района, сотрудниками военного комиссариата Волковысского и Свислочского районов, работниками отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома, районными организациями «Белорусский совет ветеранов» и «Белорусский союз офицеров». Большую помощь оказывала поисковая группа «Рубон» во главе с Дмитрием Киенко.

ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ


И вот в отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома пришло долгожданное сообщение с приложением копии архивной справки из Федерального государственного казенного учреждения «Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации». В нем сообщалось, что в книге персональных потерь личного состава 136-го штурмового авиационного полка за 1944–1945 годы значится: «Командир звена, младший лейтенант Фетисенко Дмитрий Семенович, 1923 года рождения, уроженец г. Фрунзе погиб в боях с немецкими захватчиками 16 июля 1944 года в районе Гриньки – Юшкевичи Гродненской области. Воздушный стрелок, ефрейтор Плыгун Николай Павлович, 1924 года рождения, уроженец Полтавской области, Золотоношенского района, д. Пальмира погиб в боях с немецкими захватчиками 16 июля 1944 года в районе Гриньки – Юшкевичи Гродненской области…» 

НА МЕСТЕ ГИБЕЛИ – ПАМЯТНЫЙ ЗНАК


Как только стали известны имена и фамилии летчиков сбитого штурмовика, клубок стал постепенно распутываться. На вопрос, который не давал покоя многим очевидцам событий, происходивших в 1944 году на окраине Гринок, найден ответ. Выяснилось, что экипаж 136-го штурмового авиационного полка 16-й Воздушной Армии І Белорусского фронта в составе Фетисенко Д. С. и стрелка-радиста Плыгуна Н. П. захоронен в братской могиле на аллее памятников в Свислочи. А по инициативе районного исполнительного комитета и при спонсорской поддержке районной организации РОО «Белая Русь» накануне великого Дня Победы в агрогородке Гринки на месте крушения штурмовика «Ил-2» в 2015 году появился памятный знак.



На этом точка не была поставлена. Районный исполнительный комитет связался с журналистами «Вечернего Бишкека», которые опубликовали статью «В КР ищут родных летчика Фетисенко» и просили отозваться родственников Д. С. Фетисенко. К сожалению, проехав по указанным в архивных данных адресам, корреспонденты газеты г. Фрунзе (ныне Бишкека) пока никаких зацепок не нашли. Но не перестают надеяться, ждут каких-либо откликов от своих читателей на публикацию. А пока в комментариях под статьей «Вечернего Бишкека» стоит только одна запись от читателей: «Вечная память героям!!!»   

Елена КЕДИК

Предыдущая статья

В агрогородке Ханчицы состоялся митинг «Беларусь – это имя побед!»